Тел: +7-915-3735153
 


 
Изучаем язык
через культуру

Московский Государственный Университет имени М.В.ЛомоносоваПосмотреть фильм об МГУ >>>

Иностранный язык – это не только набор слов и выражений, способных помочь осуществить простейшую коммуникацию – это целый мир, сотканный из истории, культуры и традиций страны, где общаются на этом языке.

Факультет иностранных языков и регионоведения

У нас на сайте:

<<< Вернуться

"Пушкин в Москве". Часть 4: Друзья (Friends)

 

 

Пушкинская Москва. 4. Друзья

Чаще всего Пушкин останавливался в Москве у своих друзей, общение с ними составляло одно из главных очарований его московских визитов. Особенно тесные дружеские отношения связывали его с Павлом Воиновичем Нащокиным. Это был человек незаурядный, хотя и не имевший особенного образования. Широта натуры, доброта, душевность привлекали к нему людей. Он все делал со страстью и полной отдачей - любил, дружил, играл в карты.

Вся жизнь Нащокина состояла из влетов и падений: если у него появлялись деньги - через наследство или карточный выигрыш - он тратил их не считая. А потом оказывался за гранью нищеты. И так несколько раз за жизнь. Современник вспоминал о нем: «В случае же большого выигрыша он жил уже именно по широкой русско-барской натуре, и где только требовалось делал добро, помогая бедным, и давая взаймы просящим, никогда не требуя отдачи и довольствуясь только добровольным возвращением...».

Пушкин часто останавливался у него в доме. В письме Наталье Николаевне из Москвы в 1831 году он пишет: «Нащокина не нашел я на старой его квартире; насилу отыскал его у Пречистенских ворот в доме Ильинской (не забудь адреса). Он все тот же: очень мил и умен; был в выигрыше, но теперь проигрался, в долгах и хлопотах».

Именно Нащокин познакомил Пушкина с цыганами, которыми славилась Москва. Знаменитая цыганка Таня стала хорошей знакомой поэта, он часто бывал у нее, восхищался ее пением. За два дня до свадьбы Пушкина Таня пела для него в доме Нащокина. Он был грустен, а услышав ее пение («Матушка, что во поле пыльно?»), разрыдался: «Ах, эта ее песня все во мне перевернула, она мне не радость, а большую потерю предвещает!».

 

Открытый, шумный дом приятеля нередко утомлял поэта. Он жаловался жене: «Нащокин занят делами, а дом его такая бестолочь и ералаш, что голова кругом идет. С утра до вечера у него разные народы: игроки, отставные гусары, студенты, стряпчие, цыганы, шпионы, особенно заимодавцы. Всем вольный вход; всем до него нужда; всякий кричит, курит трубку, обедает, поет, пляшет; угла нет свободного - что делать?». Сам Нащокин так описывал свое житье в письме к Пушкину: «...ни читать, ни писать время нет - только и разговору здравствуйте, подай трубку, чаю. Прощайте очень редко - ибо у меня ночуют и поутру, не простясь, уходят».

 

И все-таки Пушкина и Нащокина связывали самые теплые дружеские отношения. В трудные минуты жизни они всегда помогали друг другу. Именно во фраке Нащокина Пушкин, не успевший сшить свой собственный, венчался, согласно легенде в нем он и был похоронен. Радовались и простому общению. Нащокин был хороший рассказчик, знал невероятное количество историй. Это он подсказал Пушкину сюжет Домика в Коломне и историю Дубровского.

Пушкин, скучая в разлуке, писал приятелю в Москву из Петербурга: «Думаю побывать в Москве, коли не околею на дороге. Есть ли у тебя угол для меня? То-то бы наболтались, а здесь не с кем...». Именно у него он останавливался в свое последнее пребывание в Москве в мае 1836 года. Нащокин тяжело переживал гибель друга. Даже через год после смерти Пушкина он все еще не отошел от потери и признавался в письме приятелю: «Ты не знаешь, что я потерял с его смертью и судить не можешь - о моей потере. По смерти - его, я сам растерялся - упал духом, расслаб телом. - Я все время болен...».

В Москве у Александра Сергеевича было множество знакомых, у которых он проводил время, а нередко и читал свои произведения. В доме молодого поэта Дмитрия Веневитинова 12 октября 1826 г.Пушкин впервые прочитал свою трагедию Борис Годунов. Историк М.П. Погодин, присутствовавший на чтении, позже вспоминал: «Какое действие произвело на всех нас это чтение, передать невозможно... кровь приходит в движение при одном воспоминании... Кончилось чтение. Мы смотрели друг на друга долго и потом бросились к Пушкину. Начались объятия, поднялся шум, раздался смех, полились слезы, поздравления. Эван, эвое, дайте чаши! Явилось шампанское... Не помню, как мы разошлись, как докончили день, как улеглись спать. Да едва ли кто и спал из нас в эту ночь. Так был потрясен весь наш организм».

Посещал Пушкин и знаменитый литературный салон княгини Зинаиды Волконской. В ее дом на Тверской улице он пришел впервые в 1826 году, вскоре после приезда в Москву. Вяземский вспоминал об этой встрече: «Княгиня, в присутствии Пушкина, в первый день знакомства с ним пропела элегию его «Погасло дненвое светило». Пушкин был живо тронут этим обольщением тонкого и художественного кокетства. По обыкновению, краска вспыхивала на лице его».

Княгиня Волконская писала Пушкину в деревню письма, призывая его вернуться в Москву: «Возвращайтесь к нам. Воздух Москвы легче. Великий русский поэт должен писать либо в степях, либо под сенью Кремля, и автор «Бориса Годунова» принадлежит городу царей», так она назвала Москву.

 

В своем послании к Зинаиде Волконской Пушкин тесно связывает ее с Москвой, в которой она царила:

Среди рассеянной Москвы, (Княгине З А Волконской)

При толках виста и бостона,

При бальном лепете молвы

Ты любишь игры Аполлона.

 

В 1829 г. княгиня навсегда уехала в Италию, перешла там в католичество и порвала с русской жизнью. Но в ее итальянской вилле, в аллее славы, нашлось место бюсту Пушкина, которого она всю жизнь почитала великим русским поэтом. Дом же «царицы муз и красоты» на Тверской был сильно перестроен в конце XIX века, когда известный предприниматель Елисеев перестраивал его под нужды своего знаменитого магазина.

Поэт и приятель Пушкина Евгений Абрамович Баратынский поселился в Москве после женитьбы и выхода в отставку. Он был счастлив в браке и вел жизнь самую размеренную. Отец Пушкина Сергей Львович так описывал их московскую жизнь: «Не зная бессонных ночей на балах и раутах, Баратынские ведут жизнь самую простую: встают в семь часов утра во всякое время года, обедают в полдень, отходят ко сну в девять часов вечера и никогда не выступают из этой рамки, что не мешает им быть всем довольными, спокойными, - следовательно, счастливыми

Именно в доме Баратынского Пушкин читал свои «Повести Белкина», от которых хозяин и его гости пришли в восторг.

В своей поэме сам Баратынский воспевал любимую им Москву:

Как не любить родной Москвы!

Там прямо веселы беседы;

Вполне уважен хлебосол;

Вполне торжественны обеды;

Вполне богат и лаком стол.

Первую строчку этого стихотворения Пушкин использовал в качестве эпиграфа к седьмой главе Евгения Онегина.

Пушкинская Москва - особый неповторимый мир, в котором реальная жизнь поэта тесно переплетается с его творчеством. Пушкин восхищался Петербургом, отдыхал душою в деревне и любил Москву:

Москва! Как я любил тебя, (Евгений Онегин)

Святая родина моя!

Chapter 4. Friends

When coming to Moscow, Pushkin would mostly stay with his friends; talking with them was one of chief pleasures of his visits to the town. He was especially close with Pavel Voinovich Nashchokin. The latter was a remarkable personality, although without any particular education to speak of. His great-heartedness, kindness and warmth appealed to people. With him, everything was at full throttle - love, friendship or cards.

Nashchokin's entire life was ups and downs: when he happened to come into money - inherited or won in a card game - he would spend without counting the cost and be driven to the brink of poverty. As his contemporary wrote, "In case of a big gain, he would live like a generous Russian landlord, doing good wherever it was needed, helping the poor, and lending money to all who asked. He would never demand his loans to be repaid, feeling satisfied with what the borrowers gave back voluntarily".

 

Pushkin often stayed in his house. In 1831 he wrote to Natalya Nikolayevna from Moscow, "I didn't find Nashchokin in his old flat and had some trouble locating him at pchistenskiy Gate, in Ilyinskaya's house (please don't forget the address). He is his old self, very nice and clever, he had won in cards and then lost, so now he is in debt again and looks very busy".

 

It was through Nashchokin that Pushkin got to know the celebrated Moscow Gipsy, including the famous Tanya. She was a good acquaintance of his; he would often visit her to listen to her signing that he admired. Two days prior to his wedding Tanya was singing for him at Nashchokin's. Pushkin looked sad, and when hearing the song - "Matushka, chto vo pole pylon?" burst into sobs, while saying "Oh, the song has turned the whole of me upside down; it forebodes a great misfortune, not joy!"

 

The poet sometimes felt tired in his friend's house, always noisy and crowded. He complained to his wife, "Nashchokin is busy, and his place is such a mess and muddle that my head is swimming. From morning till night there are different folks hanging around: card players, retired hussars, students, solicitors, the Gypsy, spies, and most of all, creditors. Everybody is welcome, everybody wants him, everybody is shouting, smoking a pipe, singing or dancing and there is no room - what am I to do?" As Nashchokin himself described his life in a letter to Pushkin, "There is no time to read or write, one can only hear hello, can I have a pipe please, I'd like some tea; goodbye is hardly ever heard, for they will usually stay for the night and take a French leave in the morning.

 

However, friendship between Pushkin and Nashchokin' was very warm and close; they would help each other during hard times. It is in Nashchokin's tailcoat that the poet was wearing at his wedding, because his own was not ready; legend has it that he was also buried in it. They enjoyed merely talking to each other. Nashchokin was a wonderful storyteller and knew a lot of tales; from him Pushkin borrowed the plots of The House in Kolomna and Dubrovskiy..

When back in Saint Petersburg, Pushkin missed his friend and wrote to him, "I'm planning to be in Moscow, unless I die on my way. Do you have a spare room for me? We would talk to death, because here there is nobody for me to talk to...". Pushkin also stayed in Nashchokin's house during his last visit to Moscow, in May 1836. Nashchokin grieved his friend's death, even a year later he still could not recover, while confessing in a letter to his pal, "You don't know what I lost when he died, therefore you can't judge. I 've lost heart; his death has made me weak in mind and body. All the time I feel ill..."

 

In Moscow Pushkin knew a lot of people with whom he would spend time and to whom he would read his works. On October 12, 1826 in the house of a young poet Dmitriy Venevitinov he recited his tragedy Boris Godunov for the first time. According to M.P.Pogodin, a historian, "No words could describe the impact of this reading ... Even the thought of it makes my heart beat faster... When Pushkin finished, we were looking at one another for quite a while and then ran up to him. There came congratulations, hugs, laughs, tears and a lot of noise. Hey, where are the glasses? Champagne was brought. I don't remember how we went home, how the day ended and how we went to bed. Hardly any of us could sleep that night, so great was the impssion

 

 

Pushkin also came to the celebrated literary salon of Princess Zinaida Volkonskaya. His first visit dates 1826, soon after his arrival to Moscow. As Vyazemskiy recollected, "In the first days of knowing Pushkin and in his psence, she sang his elegy The Light of the Diurnal Star Has Faded. Pushkin was deeply moved by this subtle act of sophisticated coquetry and blushed, as usual

 

Princess Volkonskaya wrote to Pushkin when he was in his village, asking him to come back to Moscow, "Please come back to us. Moscow air is better. The great Russian poet should write either in the steppe or in the shade of the Kremlin; the author of Boris Godunov belongs to the Town of Tsars" (this is how she referred to Moscow).

In his letter to Zinaida Volkonskaya, Pushkin closely associates her with the town, where she reigned:

In Moscow's dissipated rabble,

Where whist and bridge the gossip lead,

And balls are rife with idle babble,

You love an Apollonian creed.
(translated by Jill Higgs)


In 1829, the Princess emigrated in Italy, where she was converted into Catholicism, while breaking all ties with Russian life. However, in the hall of glory in her Italian villa, she found room for a bust of Pushkin, whom she always considered to be the great Russian poet. The house in Moscow once inhabited by the queen of Muses and beauty was profoundly changed in the late 19th century when the well-known businessman Yeliseyev decided to have it adapted for his famous shop.

A poet Yevgeniy Abramovich Baratynskiy, another friend of Pushkin's, settled in Moscow after marriage and retirement. He was happy in married life and had regular habits. According to Pushkin's father, "Without sleepless nights due to balls and parties, the Baratynskiys live a most simple life: at any season of the year, they get up at 7, have lunch at midday, and go to bed at 9 o'clock in the evening. They always stay with this pattern, which does not pvent them from being calm and content, that is, happy".

 

It is in their house that Pushkin read The Tales of the Late Ivan Petrovich Belkin to the delight of both the host and the hostess.

Baratynskiy himself in his poem glorified Moscow that he loved so much:

 

How could I help but love my own dear Moscow?

The talks are cheerful

Everyone is hospitable

The dinners are solemn

Quite rich and tasteful food

The first line of the poem was borrowed by Pushkin to make an epigraph for Chapter 7 of Evgeniy Onegin.

The Moscow of Pushkin is a unique world, where the poet's real life is intertwined with his poetry. He admired Saint Petersburg, found peace of mind while being in his village and loved Moscow.

 

O Moscow! How did I love you!

My sacred motherland!

СКАЧАТЬ

Если вы хотите скачать фильм в хорошем качестве пожалуйста заплатите сколько сможете.

Укажите email для отправки файла:

Оплата через Webmoney

Или приобрести его другим способом

<<< Вернуться