Тел: +7-915-3735153
 


 
Изучаем язык
через культуру

Московский Государственный Университет имени М.В.ЛомоносоваПосмотреть фильм об МГУ >>>

Иностранный язык – это не только набор слов и выражений, способных помочь осуществить простейшую коммуникацию – это целый мир, сотканный из истории, культуры и традиций страны, где общаются на этом языке.

Факультет иностранных языков и регионоведения

У нас на сайте:

<<< Вернуться

Московский государственный университет им. Ломоносова

Мир Московского университета

12 января 1755 года одним росчерком пера императрица Елизавета Петровна начала новую эпоху в истории России. Основание Московского университета стало важнейшим событием в истории не только образования, но и всего российского государства в целом. Вот уже более 250 лет университет находится в центре главных событий российской жизни. В его судьбе отражаются все основные трудности и радости, проблемы и достижения самых разных исторических эпох.

У истоков Московского университета стоят три выдающихся личности, значение и роль которых в разные периоды истории рассматривались под совершенно разным углом зрения. Во-первых, это императрица Елизавета Петровна – «дщерь Петрова», как называли ее современники. Елизавета более всего памятна балами, фаворитами и страстью к модной одежде, вкусной еде и развлечениям. Историк Василий Осипович Ключевский считал ее “умной и доброй, но беспорядочной и своенравной русской барыней XVIII в.” Знаменитый поэт Алексей Константинович Толстой создал еще более запоминающийся поэтический образ: «Веселая царица \ Была Елисавет: \ Поет и веселится \ Порядка только нет».

Однако одно только основание Московского университета является достойным вкладом императрицы в наведение «порядка» в стране. В России инициатива в области образования почти всегда шла сверху, и открытие университета было бы невозможно без активной поддержки правительства.

Иван Иванович Шувалов (1727 – 1797), фаворит Елизаветы, первый куратор университета, был, безусловно, человеком незаурядным, хотя и не исключительным для своей эпохи. Открывшиеся для России в XVIII веке новые возможности развития просвещения, культуры и науки нашли горячий отклик в его душе. Вольтер, с которым Шувалов состоял в переписке, писал ему: «Узнав, что вам всего двадцать пять лет, не мог не надивиться глубине и разнообразию ваших познаний». В момент же открытия университета его основателю было всего двадцать восемь!

Если Шувалов был личностью незаурядной, то третий основатель Московского университета Михайло Ломоносов (1711-1765) , крестьянский сын, пробившийся к вершинам образования и науки, был личностью гениальной. Пушкин дал ему емкую и точную характеристику: «Соединяя необыкновенную силу воли с необыкновенною силою понятия, Ломоносов обнял все отрасли просвещения. Жажда науки была сильнейшею страстью сей души, исполненной страстей. Историк, ритор, механик, химик, минералог, художник и стихотворец, ибо он все испытал и все проник…». Деятельность Ломоносова получила особенно высокую оценку в советское время. В 1940 году университету было присвоено его имя.

Безусловно, только сочетание всех трех начал: энергии и страсти Ломоносова, практичности и просвещенности Шувалова и готовности и разумности правительства, создало идеальные условия для открытия в 1755 году первого российского университета. Впрочем, нет никаких сомнений, что его открытие было закономерным итогом развития российского государства, и все равно бы состоялось, пусть и в другое время и на других условиях. Университет был неизбежен для России восемнадцатого века.

Сложностей на первых порах было множество. Отсутствие должного числа  профессоров – большая часть их первоначально выписывалась из-за границы, что осложняло процесс обучения русских студентов. Неустроенный быт – выделенное здание мало подходило для учебы, к тому же находилось в аварийном состоянии, так что случались порой катастрофы, например, «… однажды стена в Латинском классе учителя Фрязина чувствительно треснула, а как начали чинить ее, то ускорили ея разрушение». Были и финансовые затруднения, порой профессора и преподаватели месяцами не получали жалованья.

Но университет неуклонно рос, развивался и к XIX в. стал центром российской науки и образования.

XX век изменил весь ход русской истории. Потрясения этого времени – революции, Великая отечественная война, перестройка – не могли не отразиться на судьбах университета. Вместе с тем именно беспокойный двадцатый век ярко и наглядно показал незыблемость многих университетских традиций, которые не смогли поколебать никакие встряски и перемены.

 

 

The World of Moscow University

January 12, 1755 marked a new era in the Russian history, that began with a stroke of Russian Empress Elizabeth’s pen. The establishment of Moscow University became a milestone in the development of not only the education system but also the entire Russian state.  For over 250 years the University has been the focus of Russia’s life, while reflecting major challenges and happy instances - ups and downs in various periods of national history.

Initiators of Moscow University were three outstanding personalities who were regarded differently by various generations.  The first was Empress Elizabeth of Russia, referred to as Peter-the-Great’s daughter by contemporaries. She is mostly remembered because of balls, favorites, her passion for trendy clothes as well as for good food and entertainment.  Vasiliy Kluchevskiy, a historian, considered her “clever and kind, although disorderly and self-willed Russian landlady of the 18th century”.  A famous poet Alexey Tolstoy gave an even more memorable description in verse,

Elizabeth of Russia was  a jovial Tsarina,

She loved her dancing parties, 

But the country was a mess…”

However, the creation Moscow University alone was her sufficient contribution to “putting some order” to the country.  In Russia, the initiative in the field of education would always come from the top, so opening of the university would have been impossible without active support from the state.

 Ivan Shuvalov (1727 – 1797), Elizabeth’s favorite and the first curator of the University, was certainly a remarkable yet not an exceptional, person of his time. He was a keen supporter of new prospects for Russian education, culture and science that opened in the 18th century. As noted by Voltaire, with whom Shuvalov kept up a correspondence,  “When I learnt that you were only 25 years old, I couldn’t have been more surprised with the depth of your extensive knowledge”.  When the University was set up, its founder was as young as 28!

Whereas Shuvalov was remarkable, the third instigator of the University, Mikhail Lomonosov (1711-1765), who came from a peasant family, was nothing short of a genius. Pushkin gave a precise and comprehensive description of his personality, “While combining unusual power of will with extraordinary capacity of his brain, Lomonosov managed to deal with all fields of knowledge.  His striving for science was the most ardent passion of his heart. He was a historian, a rhetorician, mechanist, a chemist, a mineralogist, a painter and a poet, because he pursued all these subjects and succeeded”. Lomonosov’s activity was highly appreciated in the Soviet period, and in 1940 the University was named after him.

Of course, only the concatenation of all the three elements, that is, Lomonosov’s energy and enthusiasm, Shuvalov’s shrewdness and erudition as well and the Government’s rationality and readiness for action could create perfect conditions to establish the first Russian University in 1775.  However, there can be no doubt that it had been prompted by progress of the Russian nation: it was bound to happen and would have happened all the same, although in a different time and circumstances.  It was inevitable in the 18th-century Russia.

At first, things did not go smoothly. First, there were not enough Russian teachers, so most of the lecturers were foreigners, which hampered training.  Second, the learning facilities were in a very poor condition: not only was the allocated building unsuitable for academic purposes, but it was also in want of repair.  Therefore, accidents would occur, for example, “once a wall in Latin Professor Fryazin’s classroom cracked, subsequent repair works only facilitating its collapse”.  Additionally,  due to lack of funding, lecturers’ salaries were often several months overdue. 

However, the University exhibited steady development, to become the center of Russian science and education by the 19th century.

The 20th century saw profound changes to Russian history.  All major events of the period, including Revolution, Second World War and perestroika, could not but affect the University’s fate.  Concurrently, it is the calamitous time that proved the firmness of university traditions: no perturbations or reforms could undermine them.

<<< Вернуться